Почему опасно жить без Исповеди?

диакон Андрей Радкевич
Режим чтения
⏱️ ≈ 4 мин.
Режим чтения
⏱️ ≈ 4 мин.

Никто из вас никогда не купался зимой в проруби?

Если бы мне прежде предложили на выбор два вида смерти: одну — привязали бы к спине пушку с ядрами, чтобы выстрелить, а другую — заставили бы зимой лезть в прорубь, я бы еще подумал, какую выбрать, и, может быть, предпочел бы первую, как более гуманную. Вот так я относился к зимнему купанию. Был уверен, что никакая сила в жизни не заставит меня залезть зимой в прорубь.

И вот однажды в декабре мы с приятелем Игорем приехали в Дивеево. До этого я уже несколько раз бывал в этих местах, связанных с именем преподобного Серафима Саровского. Познакомился во время прошлых поездок с начальницей дальнего скита, с сестрами. И когда мы приехали, обитатели скита нас радушно встретили, поселили в новом домике, а сами ушли ночевать в ветхий. На прощание начальница скита матушка Варвара обронила: «Ну, ребятки, располагайтесь, отдыхайте. Утром встанете, умоетесь, сходите искупаться на источник батюшки Серафима». Думаю: «“Сходите искупаться…” На улице двадцать градусов мороза! Да если я там лицо умою, оно сразу ледяной коркой покроется. Ну, я еще могу рискнуть туда руки засунуть, но чтобы КУ-ПА-ТЬСЯ?.. Ээх, — думаю, — ну, может быть, матушка забудет до утра?»

В общем, ночь я провел тревожно: то просыпался, то засыпал, ворочался. Вышел в телогрейке ночью на крыльцо, зуб на зуб от холода не попадает. Не представляю, как эту телогрейку с себя снять — не то, чтобы после этого еще лезть куда-то в ледяную воду. Вернулся обратно в постель, думаю: «А как же раньше люди ради Бога голову на плаху клали? А я смогу или не смогу? Смогу или не смогу? Смогу или не смогу?!» Решаю: «Смогу!! Но… как-нибудь в другой раз».

Матушка Варвара с утра приходит: «Ну, — говорит, — ребята, просыпайтесь, умывайтесь, сходите искупаетесь на источник батюшки Серафима».

Думаю: «Не забыла».

Сестер спрашиваем: «А вы-то сами зимой купались в этом источнике?» Тешим себя надеждой, что если слабый пол через это прошел, нам морально будет легче настроиться.

— Да, — отвечают, — купались в прошлом январе, на Крещение… Да вы не бойтесь, там вода теплая, от нее даже пар идет.

Размышляю: «Я туда летом ногу засовывал, ее чуть не свело от холода, с чего это вода вдруг зимой теплою стала?» Ну, понятно: она — теплей, чем температура окружающего морозного воздуха, оттого и парит.

В общем, матушка Варвара дает нам на прощание два широких обрезка сосновой доски. Я кошусь с подозрением: «А это зачем?»

— А это, — объясняет, — чтобы после купания вы не примерзли ко льду, когда будете одеваться.

Я выдавил из себя вежливую улыбку, поблагодарил.

И мы с Игорем отправились. Он идет с радостью — давно уже о моржевании заговаривал, хотел попробовать. А я, словно, — быка на убой влекут.

По ходу я пытался извлечь из своей памяти какие-то ободряющие примеры, которые бы помогли мне настроиться на позитивный лад (к источнику идти около километра по заснеженному лесу — есть время подумать).

Но сколько я в своей памяти не копошился, она услужливо напоминала мне, как фрицы поливали генерала Карбышева на морозе ледяной водой и превратили его в ледяную глыбу. Но этот пример, признаюсь, не способствовал позитивному настрою.

Рис.: https://zelao.mos.ru/the-rule-of-law/mchs/reminder-on-safety/

Потом я вдруг вспомнил, что, оказывается, в детстве однажды уже купался зимой, когда мы с мальчишками, катаясь на коньках на пруду, соревновались, кто ближе подъедет к краю полыньи. Мальчик передо мной проехал в полуметре, мой следующий черед. Я заложил лезвиями коньков дугообразную траекторию еще ближе к обрыву и… выиграл (!). Но… не успел насладиться победой: лед неожиданно подломился, и через мгновение я уже барахтался в воде. Минут пять я сопротивлялся, бултыхал руками и ногами. Но плавать в коньках, признаюсь вам, не очень удобно. Потом смирился, опустил ноги и… пошел ко дну. Спустя мгновение ноги почувствовали твердый грунт: поднимаюсь, а там воды — по грудь. То есть, можно было так долго не упорствовать, не тратить силы. Да и вода там была теплая: туда, простите, как выяснилось, спускали канализацию. В общем, пример опять оказался не совсем подходящим.

Затем я вспомнил, как однажды мы с друзьями перевернулись на плотах, когда решили попутешествовать по реке. Это было в августе, который выдался очень холодным: днем было девять градусов, а ночью на ветвях — иней. Мы потом до утра у костра стучали зубами. Спереди – тепло, а сзади все инеем покрывается. Помню, когда я вылез из воды, все, включая вещи в рюкзаках, было мокрым до нитки. Полчаса я бегал по берегу, чтобы согреться. И это в августе. Думаю: если я в августе бегал полчаса по берегу, то сколько же буду бегать в декабре? Пока не помру?

И тут в мою голову пришла спасительная идея: я прыгну в воду, не снимая телогрейки! Пусть потом я погибну, но в первый миг мне будет легче.

Подходим к источнику батюшки Серафима. Понимаю: если я хоть на секундочку задумаюсь, у меня ничего не получится. Быстро все с себя до плавок сбрасываю — и бу-у-лты-ы-х в воду!

Фото: https://ru.pinterest.com/pin/397794579574153715/

Ледяной водой меня словно обожгло. Забыл, как дышать. А матушка Варвара на прощание нас наставляла, чтобы на источнике мы троекратно оттолкнулись от дна со словами: «Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа!» Я троекратно ударил ладошками по дну, что должно было означать, что я оттолкнулся, и, экономя на паузах между словами, с частотой – как сердце – у мыши, выпалил: «Во-имя-Отца-и-Сына-и-Святаго-Духа!» — и как торпеда вертикального взлета, как пингвин вылетел на берег.

А Игорь с достоинством, как на физзарядке, вошел, присел, встал, похлопал себя по груди: «Во имя Отца!», присел, встал, похлопал: «и Сына!», присел, встал, похлопал: «и Святаго Духа!»

Он, правда, оказался посообразительней меня, потому что с головой не нырял. А я целиком погрузился. Представьте: выйти с мокрой головой на улицу в двадцатиградусный мороз. В обычной ситуации — сразу менингит. Человек или погибает или на всю жизнь остается блаженным. Мне повезло: я не умер.

И мы стояли с Игорем на дощечках, которые нам милостиво предоставила матушка Варвара и… не спешили одеваться. И нам не было холодно! На душе были покой и тихая радость. И только минут через пятнадцать стало покалывать кисти рук, как бывает, когда снимешь на морозе перчатки. Тогда мы начали одеваться.

Вернулись в скит, матушка Варвара хлопочет: «Мы для вас печку растопили, сейчас погреетесь». Мы отвечаем: «А мы и не замерзли».

Но, честно говоря, столько за время этого эксперимента я натерпелся страху, что решил зимой в Дивеево больше не ездить. Хотя и положительная составляющая в этом опыте тоже присутствовала: дома по утрам я стал обливаться холодной водой, чего прежде обо мне и представить было невозможно.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/76632.html

Читайте также
Известные людиНепридуманные истории

Он предсказывал будущее. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

Золотой запасНепридуманные истории

Выжили только те, кто молился… Мост

Золотой запасЭто интересно

Семь победных совпадений

Это интересно

Благодатный огонь. Интересные факты