Почему опасно жить без Исповеди?

диакон Андрей Радкевич
🕊

Отец Андрей, ты – наша Радость!

Диакон Андрей Радкевич. Фото: Елена Добрякова
Режим чтения
⏱️ ≈ 18 мин.
Режим чтения
⏱️ ≈ 18 мин.

После вести о смерти диакона Андрея Радкевича в приходском чате знавшие его люди, не сговариваясь друг с другом, стали просить его, диакона Андрея, молитв о них, тут оставшихся, безусловно веря, даже зная, что Бог его услышит

Памяти диакона Андрея Радкевича, фильм Сергея Ерофеева

«Отцу Андрею стало резко плохо дома. Он умер. Скорая еще едет…»

Эта надпись от 16 апреля 2024 года в приходском чате московского храма Царевича Димитрия при Первой градской больнице немедленно обросла комментариями: всем знакомый, дорогой диакон Андрей Радкевич умер? Как так?

С трудом верилось, кто-то вот только недавно с ним что-то обсуждал, кого-то вот только что отец Андрей утешил, поддержал, позаботился.

А потом в чате началось не совсем обычное: посыпались дружные просьбы о молитвах … самому новопреставленному отцу Андрею.

Чтобы помянул перед Господом, чтобы, как и здесь, на земле, так и там, на Небе, не забывал и молился, и просил Бога, потому что его Бог и тут слышал, и там услышит, это ж понятно.

– Дорогой наш любимый отец Андрей! Человек Божий… Как-то и не получается молиться о твоем упокоении, только к тебе самому обращаться, чтобы ты там за нас паки и паки Господу помолился!

– Помолись о нас, дорогой отец Андрей! Ты терпел нас великодушно и все покрывал своей любовью!

Отец Андрей в пасхальную ночь раздает доставленный в храм благодатный огонь. Фото символическое – этим он и занимался в жизни: передавал огонь от сердца к сердцу. Фото Елены Добряковой

– Отец Андрей всегда был очень добр и уважителен ко мне. Помолитесь о нас, отец Андрей! Господь отблагодарил вас за ваше пастырское служение, упокоив в небесных обителях, как и мы благодарим от всей души! Без его ангельского служения будет непросто. Без его исполненного мира гласа.

– …И просим его молитв о нас, здесь оставшихся и не готовых еще к переходу в вечность.

– Отец Андрей, ты – наша радость! С тобой рядом всегда было хорошо и весело. Твоя любовь ко Христу та же, что и в молодости, – яркая, горящая, глубокая.

– Помолись, отец Андрей, о нас, чтобы научились твоим беззлобию и безграничной доброте. Ты никогда не обижался и был всегда добрый. Жалко нас. Знаю, как ты трепетно относился зимой к бездомным и ждал, пока приедет автобус помощи или скорая, чтобы они не замерзли, так и Господь ждет тебя у Себя. Знаю, что слышишь, потому что Господь так сказал: где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я среди них.

И это все не считая молитв о самом диаконе Андрее за упокой души и прощение грехов. Отпевание о. Андрея шло около трех часов и все не могло закончиться – столько людей прощалось и хотело сказать слово о новопреставленном.

Умел видеть в любом человеке свет

Бутовский детский дом-интернат для детей инвалидов, январь-февраль 2011. Фото: Андрей Радкевич

Что же был за человек диакон Андрей (1962–2024), которого, едва умер, люди просят о молитвах и не сомневаются, что просьбы его услышит Бог?

Отец Андрей, тогда просто Андрей Радкевич, работал в редакции журнала «Нескучный сад» и сайта «Милосердие.ru» фотокорреспондентом. Была у него особенность – уметь видеть в человеке свет. Если нужна была эмпатичная съемка, да не простая, а где-то в ДДИ например, посылали «Андрюшу», а потом долго вглядывались в фотографии: оказывается, какие глубокие и умные глаза у детей с особенностями…

В 2012 году фотограф Андрей Радкевич стал победителем II международного журналистского конкурса «Евразия. Социальный портрет». В конкурсе принимали участие 135 профессиональных фотожурналистов, представляющих СМИ 17 стран Евразии и 44 регионов России. Конкурс проводится Международной конфедерацией журналистских союзов, «Евразия Медиа-Центром» и Международной академией телевидения и радио под патронажем ЮНЕСКО.

Но у будущего отца Андрея было кроме работы важное дело – он проповедовал Христа. Особенно в больницах, потому что, по мысли будущего отца Андрея, в больницах почти как на войне – атеизм не популярен.

Фотография Андрея Радкевича, занявшая первое место фотоконкурса «Евразия. Социальный портрет». 2007 год. Фото сделано в миссионерском походе в селе Ступинское Архангельской области

Отец Андрей к миссионерству готовился тщательно: подбирал реальные человеческие истории об обращении людей, особенно в критических ситуациях, не оставлял в стороне и научные факты, свидетельствующие о бессилии науки в интерпретации состояния человека в коме например.

В больницах, где о. Андрей занимался миссией, он беседовал с пациентами, организовывал уголок, где выкладывал литературу, фильмы, оповещал желающих о встречах со священником с размышлением на трудные вопросы, например: есть ли Бог? У пациентов времени много, это вам не на работе, можно и о душе подумать-почитать. Или с миссионером поспорить-послушать. 

Более 15 лет о. Андрей создавал православную газету, в которой публиковал истории знаменитых людей, пришедших к вере. Эта газета распространяется по больницам Москвы и регионов. Благодаря отцу Андрею в больнице святителя Алексия появилось свое радио, по которому транслируются проповеди, передачи, аудиокниги на темы веры. И когда у человека отзывалась душа, он рассказывал о. Андрею уже свое свидетельство и благодарил – за встречу, за надежду, которая есть теперь в его жизни.

В миссионерском походе, на крыше за работой. Фото: Екатерина Загуляева

Работа, больница, храм, учеба в ПСТГУ – так шла жизнь будущего отца Андрея, а потом он женился на прекрасной Маше – сестре милосердия и у них родилось трое детей: старший Серафим и дочери Лиза и Ксения.

Вскоре отца Андрея посвятили в диаконский чин.

Став диаконом, отец Андрей уже недолго работал в нашей редакции – слишком много нагрузки, фотография отошла на дальний план. Теперь отец Андрей служил, помогал, поддерживал, растил своих детей, становился крестным, не номинальным, а очень ответственным.

Со временем забарахлило сердце – было очень отзывчивым. О. Андрею сделали операцию, все прошло хорошо. Врачи велели вести размеренный, спокойный образ жизни. Но отец Андрей не мог себе это позволить, он жил, как считал единственно верным. Понимал, что все наши сроки – у Бога.

«Вот про него никогда нельзя было подумать, что он когда-то умрет»

В больнице святителя Алексия (Москва). 2013 год. Фото: диакон Андрей Радкевич

Знакомые отца Андрея вспоминают:

– Дорогой Андрей Радкевич, диакон Андрей. Кроткий взгляд, добрая и теплая улыбка, мягкий голос. Когда на богослужении о. Андрей подавал возглас – это было теплое сердечное «Ты» к Отцу.

Когда-то очень давно мы вместе с о. Андреем (тогда просто Андреем) ездили в командировку по заданию редакции журнала «Нескучный сад». Одним своим добрым и мирным видом о. Андрей располагал к себе всех, с кем надо было договориться, пообщаться, взять интервью. Кто-то спросил у него: «А вы на телевидении случайно не выступали? Я вас точно где-то видела». – «Нет-нет, не выступал. У меня просто лицо такое. Общечеловеческое» – и улыбнулся.

Никогда не видела его разгневанным, даже рассерженным. Когда на него кто-то сильно сердился, взгляд его становился виноватым, но никакого ответного гнева или раздражения.

Он был очень добрым человеком, влюбленным в Бога. Отсюда и его миссионерство – изнутри его влюбленной в Бога души.

Невозможно не плакать… Но есть уверенность, убежденность в том, где и с Кем он сейчас.

И. К.

Дети из детского дома в храме в Переделкине, 2010 год. Фото: диакон Андрей Радкевич

– Как сказала наша общая с отцом Андреем знакомая: «Вот про него никогда нельзя было подумать, что он когда-то умрет». У меня были схожие ощущения – казалось, что эта плавная спокойная речь, резкий хохоток, это участие и сочувствие, эти поздравления своих крестников с церковными праздниками в вотсапе, рассказы о пророчествах и проявлениях христианской веры – все это всегда было, есть и будет. Такой был человек диакон Андрей Радкевич – отражение вечности в нашей суетной жизни.

Отчего было такое чувство? Моя версия – из-за его доброты и любви ко всем окружающим людям. Его очень волновало то, что многие люди не нашли своей дороги в Церковь, волновала судьба их душ.

Из-за этого он тратил большое время на миссионерское служение – ходил в больницы к пациентам, беседовал с ними. Мог завести разговор о вере даже со случайным прохожим.

То, что могло кому-то показаться чудаковатостью при жизни, сейчас обрело образ подвига. Особенно когда понимаешь, что себя он не жалел.

Впервые мы познакомились тогда еще с просто Андреем на совместном чаепитии редакции журнала «Фома» в начале нулевых. Уже тогда он рассказывал о миссионерских походах, показывал яркие динамичные фото оттуда.

Фотография для него всегда тоже была языком христианской миссии. И возможностью показать красоту людей, красоту души каждого человека. Он умел видеть это и запечатлеть.

С такими установками он проработал много лет фотокорреспондентом сначала в редакции православного журнала «Нескучный сад», а затем и в редакции портала «Милосердие.ru».

Результат его труда остается с нами, я постарался отобрать 10 характерных (на мой взгляд) его работ.

Дмитрий Петров, арт-директор сайта «Милосердие.ru»

Поп на улице

Престольный праздник храма Cвятого благоверного царевича Димитрия при 1-й Градской больнице. 28.05.2010 год. Фото: диакон Андрей Радкевич

Эти записки отца Андрея были опубликованы в журнале «Нескучный сад» в 2011 году, после того как его посвятили в диаконский чин. Отец Андрей надел подрясник и ходил в нем – на службы, по городу, в магазин. Это тоже была часть его миссии. За что приходилось платить.

«А говорили, его (Его) не существует!»

Престольный праздник храма Cвятого благоверного царевича Димитрия при 1-й Градской больнице. 28.05.2010 год. Фото: диакон Андрей Радкевич

– После рукоположения мне нередко приходится ходить по городу в подряснике. По реакции на «поповскую форму» можно наблюдать, как с годами меняется отношение наших граждан к Церкви.

Еще лет десять назад на человека, облеченного саном, указывали пальцем. Смотрели настороженно, порой с любопытством, порой с холодком. Сейчас пальцем не показывают. Внимательно оглядывают с головы до пят, украдкой изучают. Бывает, что носитель подрясника словит на себе враждебный взгляд, но чаще при встрече прохожие начинают креститься. Водители маршруток изредка отказываются брать деньги, но чаще деньги просят первые встречные, и гораздо большие, если сравнивать со стоимостью проезда в маршрутке. Кто же еще должен помочь в их затруднениях, если не служитель Божий?

Часто прохожие воспринимают его как близкого родственника и, едва поравнявшись с ним на тротуаре, начинают сходу, без предисловий:

– Отец… Я с женой разошелся. Вот здесь, – стучит себя по груди, – больно. Что делать?!

От кого-то ушла жена, у кого-то злая невестка не разговаривает со свекровью, кто-то не знает, как исповедовать свои грехи, кто-то не может бросить пить и от этого разрушается семья, у кого-то умер ребенок… У людей – боль, отчаяние, страдания, душевные муки. Иногда ощущается такая очевидная польза от разговора по душам и уличной проповеди для граждан, которые в силу каких-то обстоятельств не смогли прийти в храм, что порой даже думается: не начать ли свой район специально «патрулировать» в подряснике, особенно в темное время?

Но за возможность уличной проповеди приходится платить. Работник алтаря в спецодежде не будет страдать от недостатка внимания. Окраины – заповедник непуганой дичи. Попа в подряснике, расхаживающего по улице здесь, похоже, не видели никогда. Взрослые более сдержанны в своих чувствах, стараются их маскировать, дети же не стесняясь, если имеется возможность, подходят вплотную, смотрят не мигая, снизу вверх, во все глаза, как на Деда Мороза или инопланетянина, с выражением лица, мол: «Ну вот, а говорили, что его не существует».

«Отец, хочу убить друга»

Крещение в реке. Миссионерский поход, Лепша, Няндомский район, 2001 год. Фото: диакон Андрей Радкевич

…Как-то еду в метро в полшестого утра на службу. Полупустой вагон, сижу в торце. Заходит мужчина и, увидев меня, неожиданно кланяется мне до пола.

Я смущенно киваю, здороваюсь в ответ.

При иных обстоятельствах, может быть, было бы и приятно проявление неудержимой народной любви к представителям Церкви, но только в правой руке он держит открытую недопитую бутылку шампанского и при поясном поклоне это шампанское выливается нам под ноги. Пассажиры заинтересованно взирают на бесплатное шоу.

…В другой раз после вечерней службы шагаю по темным улицам к метро. Нагоняет молодой человек, по-моему, слегка подвыпивший, и, без излишних сантиментов, интересуется:

– Ты – на Шаболовку?

– Да… А что?

– Я пойду с тобой.

«Наверное, – предполагаю, – у него зуб на церковников. Приставит сейчас в темной подворотне нож к ребрам».

По ходу движения делаю запрос:

– Нужно поговорить?

Кивает:

– Хочу тебе исповедоваться.

– Я диакон. Мне нельзя исповедоваться. Таинство покаяния совершает в храме священник.

– Нет, – ставит он свои условия, тоном не терпящим возражений, – я расскажу все тебе. А ты пойдешь и там, – указывает в сторону храма, – все передашь.

– Я, – начинает он, собравшись с мыслями, – не знаю, бросить мне или не бросить своего друга? Он такой плохой человек, столько он сделал подлостей мне и другим людям. Столько раз он меня подставлял, предавал.

– Но тогда, – говорю, – может, оставить его, отойти?

– Если я брошу его, он погибнет. Я у него – как ангел-хранитель.

– И вам никогда не хотелось его убить?

– Был бы пистолет, – чистосердечно признался мой попутчик, – не задумываясь разрядил бы в него обойму.

Вот тебе и ангел-хранитель…

– Но если вы его убьете, он, если действительно такой плохой, попадет в ад, потому что ему не дали времени на исправление. И вы отправитесь туда же, потому что убили. Вам это нужно? А так, за длинную жизнь, может, Господь его еще изменит.

Он услышал, что хотел и, дойдя до Шаболовки, отошел с благодарностью.

Треба не по уставу

Реабилитация детей с ДЦП в медцентре при Марфо-Мариинской обители. Фото: диакон Андрей Радкевич

…Выхожу на конечной станции подземки, в переходе сидят бомжеватого вида молодые мужчины, окликают меня в спину:

– Батюшка! (по внешнему виду не всегда определишь: священник перед ними или диакон).

Останавливаюсь. Приближается запущенного вида представитель.

– Я, – объявляет, – хочу освятить крестик.

– Нужно сходить в храм, там его освятят.

– Нет, я хочу сейчас.

Из-за пазухи бомжовских недр извлекает, можно сказать, эксгумирует замусоленный деревянный нательный крестик, подносит к моим губам и настоятельно предлагает:

– Целуй.

Думаю, как бы его сбить с этой мысли?

– Так он не освятится. Нужно, – повторяю, – идти в храм, чтобы священник прочитал молитву. Я – диакон.

– Нет, – он продолжает держать у меня перед губами крестик, словно это микрофон, и требует, – скажи что-нибудь.

– Так он не освятится.

– Нет, скажи.

Добровольцы поздравляют с Рождеством своих подопечных. 2017 год. Фото: диакон Андрей Радкевич

Устало сопротивляюсь:

– Не освятится.

– Скажи.

– «Господи, – читаю молитву, – помилуй нас грешных». Пойдет?

Утвердительно мотнул головой:

– Пойдет.

Выхожу из подземного перехода, следую к автобусной остановке мимо ларька, над которым крупными буквами начертано: «Мороженое». Вдруг в нем приоткрывается дверь, оттуда появляется продавщица и, увидев меня, не скрывает своей радости:

– Ой! Батюшка! Как хорошо, что я вас встретила!

И затаскивает меня в свое царство заиндевелых сладостей. Повествует об усопшей маме, которая является ей в сонных видениях, спрашивает, что предпринимать?

Патронажная сестра в больнице со своей подопечной бабушкой. 2013 год. Фото: диакон Андрей Радкевич

– Почаще ходить в храм, поминать вашу маму. И вообще, есть заповедь, одна из десяти самых серьезных, где написано: «Не убий. Не укради. Не прелюбодействуй» и одна из них: «шесть дней делай дела свои и седьмой – отдай Богу».

– Не могу, – жалуется, – у меня ноги больные.

– Но торговать мороженным вы же приходите.

– Так это – работа.

Вдруг – стук в дверь.

Предвкушая немую сцену, спрашиваю:

– Открывать?

– А че? – не понимает продавщица. – Открывайте.

Открываю и по округлившимся от удивления глазам стучавшихся догадываюсь, что попы в будках с мороженным действительно явление неожиданное и диковинное.

Вот так мон-а-ах!

Видео Екатерины Загуляевой из миссионерского похода, 2001 год


Негативные проявления при встречах с людьми случаются крайне редко, но все же бывают, и тогда являются поводом для огорчения.

В троллейбус на Юго-Западной входит престарелая женщина с ярким, ну просто очень ярким макияжем. Пытаюсь уступить ей место:

– Присаживайтесь.

– А с такими как вы… – она на секунду запнулась, вероятно, подыскивая слова помягче, – я вообще не желаю разговаривать.

Обидно и горько.

…Тороплюсь из дома на автобусную остановку, опаздываю на службу, настроение, помнится, не очень хорошее, опять – в подряснике, прохожу мимо какого-то бугая. Тот поворачивается:

– Вы где служите?

Останавливаюсь.

– В Москве, в Первой градской.

Молчит.

Великий пост. Служит отец Андрей. Фото: Елена Добрякова

– Все? – переспрашиваю не очень приветливо.

Не отвечает.

Хотел уже бежать дальше.

– На душе скверно, – объясняет с заминкой.

– Вы знаете, я сейчас опаздываю на службу, у меня нет ни минуты, запишите мой телефон, в девять вечера позвоните.

Вечером встретились. Он тоже рассказывает мне о своей жизни. Я интересуюсь:

– А чем вы занимаетесь?

– Ну, как вам сказать, – мнется. – Я даже не знаю, как вам сказать. В общем… стрелок я хороший.

«Опять киллер? – встревожился я. – Да что же у нас одни киллеры вокруг?..»

Однажды, перед тем как идти домой, завернул в гипермаркет. В тележку для продуктов нагрузил только сок, бублики, еще какие-то невинные продукты. Даже шампанского еще не взял, хотя в тот раз оно мне было нужно. Слышу за спиной, две покупательницы обсуждают мою персону:

– Вот это мон-а-ах!

Похоже, тетушкам невдомек, что кроме монахов в черном ходят священнослужители, а у них дома – дети и те иногда просят принести к ужину сок.

Рассказал это своему духовнику, спрашиваю:

– Владыка, не нужно заходить в магазин в подряснике? (Он, к слову сказать, свой сам 30 лет уже не снимает.)

– Ну, почему. Возьми черного хлебушка, воду. Скажут: «Вот настоящий монах».

Источник:

Ты внезапно из ряда так вышел
Что не верил я в то, что услышал
Здесь событие слишком большое
Чтоб облечь его в слово простое
И хоть трудно мне мысли связать
Я сейчас не могу промолчать :

Ты жил и верил не шутя
Но был воистину дитя
Твой возраст мне казался гримом
С тобой совсем несовместимым
Как ни старалась седина
Тебя не старила она
Такой большой и беззащитный
С такой наивною молитвой
Ты не боялся думать вслух
И есть в венке твоих заслуг
Невероятный мирный дух
Ты проповедовал Христа
Без передышки и всегда
В больнице, в сумрачной тюрьме
Жалел ты тех, кто жил во тьме.
Свою любовь не разделял
И всем дарил, кого ты знал.
Куда бы ты не торопился
Ты никогда не суетился.
Ты в бесстрашии детском своём
Побеждал деревянным мечом:
И рушились грозные стены
Равнодушия и измены.
Ты всегда был у неба избранник —
Андрей, очарованный странник


Автор:
Сергей Васильевич Поздняков
Прихожанин Больничного храма святого благоверного царевича Димитрия при первой градской больнице г. Москвы
18.04.2024

Замечательно. И очень точно в этих строках схвачена личность о. Андрея… умел побеждать деревянным мечом… и очарованный странник — тоже. Так и есть. Теперь он дома. Светлая и вечная память.

Как-то проводились курсы по подготовке к Великой субботе при храме св. Царевича Димитрия. Тогда в первый раз услышала от отца Андрея о существовании миссионерской стенд-газете и больничном радио в больнице Свт. Алексия. Не знаю, что меня больше всего привлекло в отце Андрее. Думаю, его доброта, искренность и спокойствие. Оказалось, не хватает добровольцев даже на то, чтобы протирать наушники в больнице. Про себя подумала, что уж это смогла бы осилить. Но в тот раз так и не решилась подойти к о. Андрею. Господь управил, и мы опять неожиданно встретились на выставке в Манеже. Тогда то и решилась сказать о готовности помогать. Уже не помню сколько лет прошло с тех первых встреч. Очень благодарна Богу за знакомство с таким светлым человеком, как отец Андрей. Всегда спокойный, деликатный в разговоре. Он по-хорошему переживал за свое миссионерское служение, за стенд-газету, чтобы как можно большее число людей могли прийти к Богу. Уделял внимание даже таким вещам, как лучше разместить статьи в лотке «Библиотека», как правильно скрепить файлы, где и на какой высоте нужно разместить стенд, чтобы было больше света, и ничего не мешало, и большинству людей было удобно читать. Кроме того, отец Андрей очень деликатно интересовался жизнью помощников, чем человек занимается, и сколько у времени уходит на труды, не устаем ли. Помню, когда мне звонил, особенно первое время, старался подбодрить (потому что я человек робкий), рассказывал про чудеса, происходящие в больницах и веселые истории из своей жизни. Это очень воодушевляло и прибавляло сил. Отец Андрей поддерживал и объединял всех участвующих в миссионерском деле, и всегда всех благодарил. Хотя это мы должны благодарить о. Андрея за радость соприкосновения к миссионерскому служению, за радость общения с ним и всеми участниками этого дела. Вечная память и вечный покой дорогому отцу Андрею в Царствии Небесном!

Великий пост 2016 года. Курсы по подготовке добровольцев к помощи в храмах в Великую Субботу. На них я и встретила отца Андрея. Он с такой радостью, воодушевлением, так искренне, живо и образно рассказывал про миссионерские поездки, что казалось, будто ты и сам там побывал. Будто и сам видел ту чудесную радугу, которая сопровождала по пути следования группу миссионеров и только что крестившихся. Так захотелось подхватить эту искорку и хоть немного стать сопричастным такому благодатного делу. Но как? Отец Андрей рассказал о газете, больничных стендах, радио. После занятия на мой вопрос ответил, что хорошо бы помочь с подготовкой материалов о житиях святых. С тех пор моя жизнь изменилась-в неё вошли примеры судеб великих угодников Божиих. И в нее вошли мудрость, любовь и доброта отца Андрея. Всегда тактичный, внимательный, корректный, бесконечно скромный. Его сердечное горение, его дело привели ко Господу многих людей. Как он радел за расширение аудитории газеты, с какой радостью делился отзывами читателей, вдохновляя продолжать работу. Он умел ободрить, поддержать, направить, подобрать именно те слова, что лечили душу. Снова Великий пост. И теперь отец Андрей в Царствии небесном. Но молитвенно все также рядом.

Вся жизнь отца Андрея была как Знамение!
И промыслительно то, что именно в церкви иконы Божией Матери Знамение и расположился наш печатный отдел!

Отец Андрей организовал миссионерскую группу, и это направление нас вдохновило – мы с радостью принимали участие в этом великом деле!

Общая молитва, доброе общение и социальное служение в свободное время… Это были и остаются, без преувеличения – одни из самых лучших, радостных, душеспасительных моментов в жизни!

Отец Андрей был очень скромным, добрым и отзывчивым человеком, похожим на большого смиренного Ангела, с заботливым и любящим взглядом многодетного отца.

Чем-то напоминающий учителя труда из советской школы – он был настоящим учителем труда Духовного – Душеспасительного!

Мы все для него были — его дети! Мы часто приходили за советом к отцу Андрею как к старшему брату, но ощущали, что общение с отцом Андреем было гораздо глубже и мудрее, это было именно настоящим Отеческим Окормлением!

Захватывающие, но очень поучительные истории из богатой миссионерскими походами жизни отца Андрея, были всегда полны светлого юмора и позитива. И только спустя время раскрывался их глубочайших и спасительный смысл для каждого из нас!

Несмотря на очень насыщенный график и сложную, порой даже опасную миссионерскую работу, в конфликтных ситуациях с разными, часто неблагополучными людьми, отец Андрей всегда оставался спокойным, добродушным и внимательным к каждому человеку, даже в мелочах.

Несмотря на хроническую усталость и нехватку времени он мог часами общаться с человеком, спасая и утешая, как с собственным любимым чадом!

Его чистое, по-детски доверчивое сердце, делало и всех нас чище, проще и светлее, вдохновляя служить, и быть причастными к Великому Делу Миссионерского Служения!

Отец Андрей имел редкий Дар Божий – правильным и очень точным словом, очень аккуратно, незаметно, смиренно, но чрезвычайно глубоко, проникать в самое сердце, исправляя закоренелые заблуждения и усмиряя погибельные страсти!

Отец Андрей был искренним, открытым и очень благородным, благодарным, красивым человеком и внешне, и внутренне! Но вместе с этим – настоящим непримиримым и самоотверженным Духовным Воином!

Бессеребренником, который менял сердца людей очень мягкой, но невероятно мощной силой Любви, которая всегда жила в его сердце!

Отец Андрей постоянно за всех молился! Он жил так же, как в молитве Святому Духу… Иже везде сый и вся исполняяй…
Незаметный и лёгкий, но такой деятельный и все успевающий!

И теперь, взирая на жертвенную жизнь отца Андрея и свою жизнь… мы ясно видим – есть к чему стремиться!

И постепенно приходит осознание того, что от самого нашего пришествия сюда… в этот мир, и до ухода в Мир Радости и Утешения — наша жизнь окутана величайшей Любовью, Милостью и заботой Спасителя! И заботой наших ближних – таких как отец Андрей!

Вечная Память!
Нашему дорогому отцу Андрею!
Царствие Небесное!

Отец Андрей Дома!



Александр, Мария, Владимир об отце Андрее — прихожане больничного храма святого благоверного царевича Димитрия при первой градской больнице г. Москвы

«На самом деле мы зовём ее не миссионерской газетой, а газетой, которая приводит в храм!» — с видом человека, сделавшего когда-то фундаментальное научное открытие, радостно пояснил мне незнакомый диакон, на встречу с которым Олег привел меня восемь лет назад. Так началось мое знакомство с отцом Андреем.

Так было со всеми: каждый кто знакомился с ним, через несколько минут узнавал и о существовании удивительной миссионерской газеты. Однажды отца Андрея пригласили рассказать о своем позднем браке на беседе, которая проходит после молебна о создании семьи, чтобы послужить живым примером тем, кто хочет, чтобы все было правильно и крепко, ну и дать надежду тем, кто уже шагнул за 40. И вот, приправленный тонким остроумием, рассказ отца Андрея в какой-то момент уверенно свернул с эпизода о знакомстве с матушкой и их свадьбе на то, что «есть такая газета». Владыка Пантелеимон, не любящий, когда отклоняются от темы беседы, обреченно всплеснул руками, а в набитом Елизаветинском зале, добрая четверть людей уже знакомых с отцом Андреем стала понимающе посмеиваться.

«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучитесь, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащемуся отворят» (Мф 7:7–8). Он был самой живой иллюстрацией этой евангельской фразы: узнав, что в каком-то из управлений ФСИН стенд газеты давно не обновляется, он дошел до приема у главного генерала и добился, чтобы тот распорядился, чтобы эта проблема была решена. Генерал, известный своей строгостью, зубодробительно приказал. В результате эта история по цепочке быстро докатилась до председателя Синодального отдела по тюремному служению, который пообещал отцу Андрею, что раз в месяц будет ходить и лично обновлять этот стенд. Так и происходит: человек на архиерейской должности, приезжая на рабочее совещание в Управление ФСИН, заодно смиренно раскладывает и 12 листочков нового выпуска в коридорный стенд. Просящий получил, стучащему отворили.

В какой мере проявлялась его настойчивость в его призвании, в такой же мере проявлялась и его благодарность к тем, кто ему помогал. И неважно, насколько велико было дело помощи его газете – он обязательно благодарил лично и часто по нескольку раз за одно и то же. Я сначала не понимал, почему он так делает, а потом увидел, что он просто каждый раз радуется воспоминанию, что ты разделил с ним важное дело. Так радуются люди, часто вспоминающие волнительно дорогие события в своей жизни. Так было и в последний раз, в декабре, когда нас позвали к нему после воскресной службы собрать в подвале Знаменского храма три шкафа, где будут храниться миссионерские материалы. Мы прокопались несколько часов с этими никак не желающими собираться шкафами и когда закончили, он пришел к нам на постное пустое чаепитие в кабинет патронажной службы, чтобы поблагодарить – не из чувства долга, а просто потому, что это было радостно для него. И еще после, при случайных встречах, благодарил за это пустяковое дело несколько раз.

На Светлой седмице, уже после поразившего всех внезапного известия о смерти отца Андрея, мне довелось побывать на пасхальных поздравлениях в Бутырской тюрьме, в том числе и посетить впервые известный расстрельный 6-й коридор, в камерах которого сейчас сидят люди, приговоренные к пожизненному лишению свободы. И каково же было мое удивление, когда, выйдя из этого жуткого места в следующий шлюз, я увидел как ни в чем не бывало стенд газеты отца Андрея со свежим выпуском! Ничего себе! Внешне неторопливый, он успел даже здесь оставить миссионерский след!
Эти следы обнаруживаются и в городских больницах, в различных ведомствах и министерствах, интернатах и Бог весть, где еще. Это осталось после его ухода. Еще осталось в ушах его тягучее «Благослови, Владыко» на воскресной Литургии и теплая память о неказенном добром внимании к нам — его помощникам из Свято-Дмитриевского Братства.

Дорогие друзья, разрешите показать Вам новый отзыв на нашу Газету. Написала его (пару недель назад) пациентка отделения ЛОР при 1-й Градской больнице. Батюшка,о котором она пишет, который пришёл её причащать, это отец Алексей Спасский, а ангел-медсестричка — Маша Зырянова. Зовут пациентку, автора отзыва, Галина Александровна.
«БОЛЬНИЧНЫЙ ХРАМ» — СПАСИТЕЛЬНЫЙ ОСТРОВОК В «МОРЕ ОТЧАЯНИЯ»
8 марта 2024 г. я встретила необычно. С утра поднялась температура до 40 градусов — грипп.
Меня госпитализировали в суперсовременную инфекционную больницу # 1, которую открыли всего три месяца назад.
При каждом боксе — светлом 20 квадратных метров помещении, с огромным стеклянным окном во всю стену с видом на закат и Москву-реку , отдельная душевая таких же размеров, с роскошным душем и верхним, на уровне 2.5 метров, щедрым вододопадом (смоет любую хандру) и гибким шлангом. В боксе — всего две ортопедических кровати, с удобным пультом подъëма разных отделов — голова, спина, ноги. Сказка! Но через месяц лечения и фантастически разнообразного питания, выписалась я с тяжёлым осложнением (после гриппа) на ухо.
В тот же вечер я попала в ЛОР-отделение 1-й Градской больницы. Проснувшись утром, реально осознала свою новое состояние: в одном ухе полностью утрачен слух! Навсегда!!! Головокружение, которое возникло ещё 8 марта, не проходит — я вынуждена ходить с тростью, трудно концентрировать внимание. Я вышла из палаты в больничный коридор в полном отчаянии и унынии.
Рядом с палатой я увидела стенд «Больничный храм», икону Христа, призывно стоящую в лучах яркого света из огромного окна. Напротив, внизу родные иконы Богоматери. Сергия Радонежского, св. Пантелеимона. «Бог не по силам испытанья не даëт»- громко, ласково и назидательно всплыли в памяти самые главные слова для каждого человека. Я вдруг ощутила уверенность, спокойствие и благодать от этого крохотного кусочка пространства. Оно дало мне новые силы осознать и привыкнуть к другой реальности, в которой я теперь буду жить.
Рядом со стенгазетой, которую я прочитала от первой до последней строчки, я увидела подборку замечательных историй, связанных с влиянием Божьей благодати
на жизнь любого человека, а, главное, прочитала информацию о том, что в палату можно пригласить священника, причаститься и исповедоваться.
Целый день я с полным погружением перечитывала каждый файл. Столы старинной больницы казались мне невероятно уютными, родными, надёжными. Я сидела за столом в нашей огромной, на 8 человек, палате, в которой, несмотря на разницу в возрасте, тяжести состояния, царила атмосфера спокойствия, все разговаривали тихо, никто не жаловался. Я перечитывала файлы из «Библиотеки больничного храма», когда в палате возник ангел: молодая, красивая медсестричка в особом одеянии сестры милосердия начала века, Машенька, рассказала о храме, миссионерско-просветительской группе храма, и еë стараниях по созданию во всех корпусах больницы подобного уголка. Больничного храма. Я воспользовалась библиотечкой Храма и в другом корпусе, куда меня привезли на консультацию, и мне долго пришлось ожидать своей очереди. Машенька пришла на следующий день с Батюшкой, который причастил меня после исповедования.
Я чувствую себя абсолютно счастливой, благодаря Господу и стараниям коллектива, который выпускает Газету больничного храма.
Я пишу большую книгу, и теперь абсолютно уверена, что у меня хватит сил и концентрации для еë завершения. Так Больничный храм помог мне осознать, что болезни не возникают сами по себе. Это наша плата за наши же греховные мысли и деяния.


С огромной благодарностью, Галина Рытяева.
Р.S. Вот так из шикарной суперсовременной больницы я выписалась полная отчаяния и неопределенности, а из старой доброй московской 1-ой Градской, малокомфортной и нуждающейся в ремонте — укрепившаяся в вере, со спокойной душой, полная надежд и творческих планов.


Мне кажется, традицию создания в больницах уголков «Больничный храм» необходимо распространить во всех больницах России, нашей новой, Православной России, которая так стремительно и бесповоротно, возвращается к Истинной Вере.

Дорогой отец Андрей Радкевич!
Сегодня Ваш юбилей и нам всей душой хотелось бы поздравить Вас с праздником!

Хочется вспомнить и поблагодарить Вас за Ваше тихое служение больным и заключенным, за Ваши миссионерские труды, интересные и такие важные газеты во всех отделениях, полочки с книгами, радио в палатах и просто беседы со всеми нуждающимися.
Вспомнить Вашу особую скромность, тактичность и удивительный талант к фотографии.

Спасибо большое, отец Андрей!
Сложно сказать, сколько утешения Вы принесли людям за годы служения, и сколько еще принесете.
Желаем Вам сил, терпения и доброго здравия на многие годы!

Поздравляем также дорогую матушку Марию, деток – пусть Ваша семья всегда остается радостью и поддержкой!

Многая и благая лета!

18.04.2024 — Литургия Преждеосвященных Даров — Отпевание диакона Андрея Радкевича — еп. Пантелеимон

Читайте также
🕊

Вечная тебе память, отец Андрей!