Известные люди

Владимир Хотиненко: я почувствовал, что без крещения пропаду

https://gitr.ru/prepodovatel/hotinenko-vladimir-ivanovich/

Владимир Иванович Хотиненко родился 20 января 1952 года в г. Славгороде (Алтайский край). Окончил Свердловский архитектурный институт и, в 1982 году, Высшие курсы сценаристов и режиссеров (мастерская Н. Михалкова). Снял более 30 кинокартин, в том числе «Зеркало для героя» (1987), «Мусульманин» (1995), «Паломничество в вечный город» (1995), «72 метра» (про подводную лодку), «Гибель империи» (2005), «1612» (хроники смутного времени, в главной роли – Михаил Пореченков), «Поп» (2009) (в главной роли – Сергей Маковецкий), «Бесы» (2014) (по Ф.М. Достоевскому), «Демон революции» (2017)(в главных ролях – Сергей Бондарчук, Евгений Миронов).

   Является заведующим кафедрой режиссуры во Всероссийском государственном университете кинематографии (ВГИК). С 1999 года, совместно с П. К. Финном и В. А. Фенченко, руководитель мастерской режиссуры игрового фильма  на Высших курсах сценаристов и режиссёров. Руководит Мастерской Факультета режиссуры в Московском институте телевидения и радиовещания «Останкино».

   С 2010 года – член Патриаршего совета по культуре (РПЦ). С 2017-го – первый заместитель председателя Комиссии по развитию культуры и сохранению объектов культурного наследия Общественной палаты Российской Федерации.

     – Владимир Иванович, формат нашего интервью продиктован необходимостью соблюдать правила общения, вызванные коронавирусом. Как на вас отразились введенные ограничения?

– Всё это время я был очень занят, из дома проводил занятия со своими студентами. Мы придумали новый формат взаимодействия – пробовали экранизировать свои сны, впечатления. Я дал задание ребятам вести видео-дневники, снимать новеллы. И, думаю, у нас это получилось. По крайней мере они всё время были поглощены работой, и на тревогу о том, что же сейчас происходит за порогом наших домов, и у них, и у меня попросту не оставалось времени. Но дистанционная работа длится уже несколько месяцев, и могу сказать, что живое общение назрело.

– Ведутся разговоры о более широком распространении этого метода. Что вы думаете об отказе от очного обучения в пользу дистанционного?

– Пока мы не понимаем, что из этого выйдет, во что разовьётся наша сегодняшняя ситуация. Когда мир откроется, мы уже посмотрим на него по-другому, другими глазами. Может быть, некоторые наши рассуждения покажутся нам наивными, а некоторые, наоборот, – пророческими. Применительно к этой ситуации я бы вспомнил слова Парацельса: «Всё есть

яд, и всё есть лекарство». Интернет – это и помойка, и, одновременно, удобная для обучения платформа, хотя больший крен — в сторону яда. Несмотря ни на что, я не посыпаю голову пеплом. Я глубоко уверен, что Божественное Провидение всегда урегулирует события мирового порядка. Мы можем что-то прогнозировать, но у Господа Свой сценарий. Если мы имеем в виду механистический, мрачный мир без человека, тогда да. В таком мире образование может быть и дистанционным. Но сквозь экран мы не видим выражения глаз, мы не чувствуем невербальных сигналов, исходящих от человека, его настроения, его внутреннего посыла. Всё это невозможно без живого взаимодействия. Без настоящих, искренних чувств, мыслей, которые рождаются изнутри, идут из потребностей человеческого духа, нет и самого человека. Ведь человек – как сосуд, в котором нет места пустоте. В пустоте рождаются только искусственные идеи. Проникая в человека, они заполняют душу пошлостью, мелочностью, ерундой. Но вот рассыпались в прах все искусственные идеи, и когда они исчезли, оказалось, что профессия врача важнее профессии футболиста, например. Не могу сказать, что до пандемии мы об этом не подозревали, всё это – прописные истины.

Владимир Хотиненко: я почувствовал, что без крещения пропаду

Фильм В.Хотиненко «Поп». В главной роли – Сергей Маковецкий

Меня мучили бесы

Для меня окружающий мир — это некое чудо, данное нам. Оно до конца непознаваемо рациональными способами. Его нужно буквально воспринимать как чудо, и всё. Ведь мы знаем очень много больших учёных, которые были воцерковлены. Казалось бы, они, как учёные, всё знали, но, тем не менее, понимали, что есть за их рациональным познанием ещё что-то.

Меня мистическое отношение к жизни не покидает. А проявления чудесного бывают самыми разными. В том числе и, мягко говоря, страшноватыми. Со мной такое случалось с самого крещения. Я ведь крестился в глубоко сознательном возрасте в 1980 году. Учился тогда на Высших режиссёрских курсах. В то время крещение было даже не совсем безопасным. Но я вдруг почувствовал, что иначе просто пропаду. Образ жизни в то время вёл такой, достаточно вольный. Не как Мария Египетская, конечно, но всё-таки. И вот тут на меня что-то сошло. Я почувствовал, что мне это необходимо — и все. У меня не было аргументов, меня никто не агитировал. И, слава Богу, работала у нас на курсах женщина, Царствие ей Небесное, потом стала монахиней Елизаветой, молюсь за неё. Она познакомила меня со священником в храме Знамения Божией матери на Рижской — и я там крестился.
  Но когда собрался креститься, меня реально предупредили, что со мной будут происходить странные вещи. Я подумал: да ладно. Всё-таки при внешней эмоциональности я был и достаточно рационален. Но тут такое началось! Меня буквально искушали бесы. Не как-то там — чтобы я поступки какие-то совершал. А буквально — спать не мог, бесы мучили. Вплоть до самого крещения.
Я включал везде свет, потому что чувствовал приближение некой силы. Меня как будто охватывал паралич. Даже страха особого не было. Просто невозможно было хотя бы пошевельнуться. Причем я понимал, что я не сплю, потому что включал свет.

Владимир Хотиненко: я почувствовал, что без крещения пропаду

Фильм В. Хотиненко «Бесы». По мотивам одноимённого романа Ф.М.Достоевского. В ролях: Сергей Маковецкий, Игорь Костолевский и др.

И вдруг однажды я краем глаза даже увидел нечто одетое в чёрное, появившееся в двери. Мне советовали, что в таких случаях надо совершить Иисусову молитву, перекреститься — и должно оставить. Потом уже я читал, что защищает ещё молитва «Да воскреснет Бог…». Но у меня еще тогда не было опыта духовной жизни. И более того, я почувствовал, что не могу перекреститься. Вот стоит это существо. А я даже не могу поднять руку. Но кое-как, превозмогая себя, просто одним пальцем я наконец совершаю крестное знамение.
  И тут он начинает раскачиваться, вот как игрушка ванька-встанька. А дело происходит на десятом этаже. И я вдруг понимаю, что он весит невероятно много. Что у него просто чудовищный вес. И если он упадет, то проломит все этажи и долетит до основания дома. Вот такое у меня было физическое ощущение его веса. Но дальше он покачался, а у меня рука освободилась, и я чуть не в отчаянии уже стал кричать: «Господи, Иисусе Христе…» И тут неожиданно он поднялся над полом и улетел в форточку. То есть вдруг стал совсем невесомым.
   Потом много чего еще происходило. Я ведь не сразу воцерковился. Хотя после крещения ходил причащаться два раза в год. Но это было немножко другое. Сейчас я все-таки на другой стадии нахожусь, слава Тебе, Господи!
  Я ведь иду медленно. И какие-то открытия время от времени совершаю. Меняюсь. Самым очевидным поворотом оказались для меня, пожалуй, съемки картины «Паломничество в Вечный город» для «Православной энциклопедии». Вот там, в Риме, можно было говорить о каком-то скачке. Я тогда открыл для себя апостола Павла, других святых — просто как живых людей. Не канонических, а сегодня существующих. И всё связанное с ними, с евангельскими событиями вдруг приблизилось, стало очевидным.
  А чудеса — они тоже продолжали происходить. Правда, уже другого порядка. У меня достаточно много чудесных поворотов в жизни, которые никак рационально не объяснишь.
   Например, встреча с Никитой Михалковым. Чудесная абсолютно. Я был в армии. И совершенно не хотел идти на это мероприятие — так называемую встречу со зрителями по линии общества «Знание». Тогда чуть ли не обязаны были люди ездить. Меня мой товарищ Саша Кротов силой притащил на эту встречу. А вышло так, что она всю мою судьбу изменила. И еще, и еще…

 Таких вот вещей в моей жизни достаточно. Я уж не говорю о том, что явленных чудес много не надо. Человек ведь привыкает ко всему. И дальше будет всё больше и больше чудес требовать. Давайте ещё какое-нибудь чудо, это вроде неубедительное. А их на самом деле у каждого хватает.
 Чудо — уже наше появление на свете. Может быть, самое главное.
          – Сейчас много говорят о патриотическом воспитании подрастающего поколения, в котором верная оценка «Русского исхода» должна занять свое место. Но воспитание патриотизма невозможно, если в человеческой душе не родилась сначала любовь к собственным родителям. На ваш взгляд, в современной молодежи живы эти чувства?

Владимир Хотиненко: я почувствовал, что без крещения пропаду

Фильм В. Хотиненко «Демон революции». В главных ролях – Евгений Миронов, Федор Бондарчук и др.

Владимир Хотиненко: я почувствовал, что без крещения пропаду

Фильм «В. Хотиненко «1612». Хроники смутного времени. В главных ролях – Михаил Пореченков, Артур Смольянинов и др.

     – Когда мы росли, для нас патриотизм был естественной средой, это был наш воздух. Современная молодежь, пожалуй, оказалась в более сложном положении: у них немного сбита система координат. Природа не терпит пустоты. И эта пустота неизбежно заполняется. Мы с вами говорили о вечных ценностях. И сюда относятся и любовь к родителям, любовь к родному дому. Она абсолютно вписывается в определение, данное однажды апостолом Павлом: «Любовь не превозносится, не гордится»…Патриотизм невозможно насаждать дидактически, он прорастает изнутри. Помните песню «С чего начинается Родина…»? – С калитки, с березы… и так далее. Нормальный человек всегда это изнутри себя почувствует. Он не будет об этом говорить. Он не будет его афишировать. Патриотизм – сокровенное, личное чувство, которое обнаруживается лишь тогда, когда Родина — в опасности. Во всех остальных случаях он не является предметом, который можно выучить. Это совокупность нравственных качеств, которые, если угодно, воспитываются в семье, в школе, в институте, в социуме, через книги. Занимаясь со своими студентами, я, безусловно, имею в виду такую сверхзадачу, но никогда не беру на себя смелость «учить». Я лишь стараюсь посеять зерна, а не всучить им горшок с выросшими цветами. Моя задача в обучении – разбудить интерес к собственному внутреннему миру. Как бережно делала моя мама. Она была для меня настоящим наставником, но не таким: «Ты поел? Ты шапку надел?» Вовсе нет. Она была строгая, с чувством юмора. Она ходила в кино, и мы с сестрой всегда ждали её возвращения. У неё был хороший слух и музыкальная память, и, вернувшись из кинотеатра, она пела нам песни из фильма, рассказывала сюжет. Я помню о матери всё до мельчайших подробностей, помню, какие она замечательные делала котлеты. Причем, еще раз подчеркну, это не тот гротескный случай, когда она меня принудительно воспитывала. Нет. Она всегда говорила: «Это твоя жизнь». Я всегда был отличником, но моя учёба её совершенно не интересовала: «Какой такой дневник? Зачем? Это твоя жизнь, ты ею и распоряжайся». При этом она, безусловно, любила меня. И я так рад, что она дожила до моей картины «Зеркало для героя» и смогла её увидеть. От отца достались свои уроки. Однажды я убежал из дома. Это было давно – шестьдесят с лишним лет назад. Отец искал всю ночь, не спал. А я пришел домой, мама говорит мне: «Ложись немедленно и лежи тихо!» Отец зашёл в дом. Посмотрел на меня и после паузы вздохнул: «Ну как же ты мог, сынок?!»

Владимир Хотиненко: я почувствовал, что без крещения пропаду

Венчание В. Хотиненко и Тать-яны Яковлевой, 17.07.1998 г.

И больше ничего не сказал. Это на меня подействовало сильнее, чем любые наказания. Больше я из дома не убегал. Тогда было модно бегать из дома, вот в чём дело. А там еще повод был. Кого-то несправедливо наказали…Этот побег был протестный: «Я убегу, и посмотрим, что вы тогда будете делать».

  Вопрос «Для чего я здесь?» напрямую связан с поиском Бога, как однажды возник и для вас. Кто-то из вашего близкого окружения был верующим человеком?

– Как-то так повелось, что я уже много лет каждый день читаю «Жития святых» Федора Бухарева, дореволюционное ещё издание… И там такие судьбы, такие пути! И сколько их, и они все разные, эти дороги к Богу. А мама моя открыла для себя веру гораздо позже меня. Помню, я диктовал ей по телефону «Отче наш» уже после смерти отца, а она записывала. Этот наш разговор оказался для нас обоих очень важным. Ведь иногда в пять минут можно уместить так много! Нужно сказать, что я всегда делал то, что от меня зависело: «Делай что должно – и будь что будет». С кем-то сводил, с кем-то, наоборот, разводил. А сколько прощал! Но на всё воля Божия – это я точно могу сказать.

     – В Евангелии говорится: «Кому мало прощается, тот мало любит». Да, нам всегда есть за что прощать друг друга.

     – Конечно, ведь мы — живые люди…Мы живем в «осыпающемся мире». Опоры нет. Мы продолжаем жить в мире искусственных идей. А ведь есть и другой уровень действительности, более глубокий, отправляющий нас к вечным вопросам, например: «Для чего я здесь?» Человечество пыталось ответить на этот вопрос уже много-много раз, и мы знаем, чем это заканчивалось: войны, революции, кровь… Но только Промысл Божий всё расставляет по своим местам.

  В своем выступлении на заседании Комиссии по развитию культуры и сохранению культурного наследия Общественной палаты вы упоминали о необходимости создания Студии детско-юношеского фильма.

– Раньше существовала киностудия, которая специализировалась на создании замечательных детских фильмов. Но на сегодняшний день у нас хорошего игрового кино для детей среднего возраста просто не существует. И дело не только в отсутствии средств. Для такого кино, прежде всего, необходимы не корыстные, а идейные люди, которые будут понимать, во что они вкладывают средства и для какой цели. Да пусть себе зарабатывают на здоровье. Но надо здесь костьми лечь.

     – Может быть, именно теперь и появится возможность реализовать эту идею?

     – Возможно. Но мы с вами начали беседу с того, что мир поменялся. Старые методы уже не будут работать. Нужно искать новые подходы…

Источники:

  1. https://pravoslavie.ru/132295.html
  2. Интернет-портал «Русский пионер»
Читайте также
Известные люди

Чего боится Дарья Донцова? Глубокие и откровенные слова известного писателя

Золотой запасИзвестные людиЭто интересно

Судьба декабриста

Золотой запасИзвестные людиЭто интересно

Как и при каких обстоятельствах Владимир Путин в первый раз встал перед иконами на колени? Теракт на Дубровке

Известные люди

Дмитрий Певцов: «После исповеди и причастия я вдруг смог сделать вдох»