Известные люди

ИЛЬЯ РЕЗНИК: «ДУША ПРОСИТ ПРАВОСЛАВНОЙ МОЛИТВЫ»

МОЛИТВУ «ОТЧЕ НАШ» ПИСАЛИ СВОИ СТИХИ АЛЕКСАНДР СУМАРОКОВ, АФАНАСИЙ ФЕТ, ПУШКИН, БЛОК, АННА АХМАТОВА

ЗНАМЕНИТЫЙ ПОЭТ-ПЕСЕННИК ПРИНЯЛ ТАИНСТВО КРЕЩЕНИЯ

  Трудно представить популярного отечественного исполнителя, в репертуаре которого не было бы песен на стихи Ильи Резника. «Яблони в цвету», «Маэстро», «Старинные часы», «Скрипач на крыше», «Ещё не вечер», «Чарли», «Вернисаж», «Стюардесса по имени Жанна», «Звездное лето», «Кабриолет» – сотни любимых народом песен, вышедших из-под пера поэта, бриллиантовой россыпью украсили звёздный небосклон отечественной популярной музыки. Сегодня один из главных отечественных поэтов-песенников, Илья Резник, решил дистанцироваться от шоу-бизнеса и с головой уйти в литературу и религию. Теперь он пишет марши, гимны, молитвы.

     – Илья Рахмиэлевич, говорят, что вы пошли в бизнес: организовали издательство «Библиотека Ильи Резника» и выпускаете книги.

      – Да, мы выпускаем книги, но это не бизнес. Какой же это бизнес, если у нас нет своих магазинов? Готовим макеты для больших издательств, но это мизерный процент нашей деятельности. Так что, дай Бог на зарплату сотрудникам заработать. Выпускаем детские книги, энциклопедии по искусству, есть у нас и «Золотая коллекция для школьников». В сотрудничестве с министерством обороны сделали книжку «Служить России!» для солдат, у неё очень удобный формат, как раз вмещается в нагрудный карман. В ней стихи о родине и песни о войне, афоризмы, посвящённые ратному труду. Для ФСБ сделали книгу про чекистов-героев. Ещё я выпустил книгу молитв, которые благословил патриарх.

       – Считается, что после сорока лет поэты исписываются. У вас как-то всё наоборот. Или писать стихи для вас стало ремеслом?     

    – Почему ремесло? Это потребность души. Я всё время пишу, но ничего не зарабатываю на этом. Вот и книги, которые мы выпускаем, не продаются, а дарятся. Мне интересно писать, интересно менять жанры.

Сейчас написал 24 кулинарных сонета. Интересно работать с детьми, для ансамбля «Домисолька» написал тридцать песен. Пишу для солдат, например, написал гимн армии «Служить России». У меня есть друг, он командующий пограничными войсками, и я написал «Марш пограничников». Какой же это бизнес? За это мне никто не платит. Шоу-бизнес мне неинтересен. Раньше, когда я писал песни для Аллы Пугачёвой, был кураж. Мы с кем-то боролись, что-то кому-то доказывали. Помню, как на концерте в День милиции она спела «Дежурный ангел» без разрешения худсовета. Был шок! А песня-то – совсем безобидный романс. Сейчас это кажется смешным, а тогда… Скандала, конечно, не было, но долго разбирались: как это можно петь песню на концерте без решения худсовета? Сейчас такого куража нет. Сытый, довольный собой, купающийся в роскоши шоу-бизнес. Меня это не интересует, мне это претит. И сочинения их тоже претят.

         Значит, художник должен быть голодным?

     – Лион Измайлов очень хорошо сказал: «Я зарабатываю столько, чтобы мне ещё хотелось пис`ать». Должна быть определённая мера. Если человек будет чересчур обеспечен, то он станет жировать и возлежать на оттоманке. Но материальный стимул должен быть. Надо писать книгу или сценарий и думать, что они получат Нобелевскую премию. Важно не само счастье, а путь к нему, путь к удаче.

      – Вы сказали, что пишете марши. А гимн для какой-нибудь партии вам не заказывали?

      – Нет. Но я очень много занимался гимном России. Я был инициатором конкурса нового российского гимна на музыку Глинки, в нём участвовало около пятисот авторов. На эту музыку я написал стихи «Славься, Русь, страна моя родная». Потом был ещё один вариант гимна «Спаси, Господь, мою Россию». Мы его записали вместе с Аллой. Кстати, его полгода играли каждое утро на канале ТВ-6. Были у меня варианты и на музыку Александрова.

       – В те годы фамилии, похожие на вашу, меняли, чтобы избежать неприятностей. Вы же оставались Резником Ильёй Рахмиэлевичем. Не боялись, что могут быть последствия с таким ФИО?

      – На радио я был в «чёрных списках». В Союз писателей поступал два раза, и оба раза меня не приняли, несмотря на то, что книги у меня

выходили. Прямо мне никто не говорил, чтобы я поменял фамилию, но это как бы подразумевалось. Я никогда не шёл на сделку с совестью, у

меня всегда была своя позиция. Я не боялся навлечь на себя огонь или потерять каких-то попутчиков, если скажу своё мнение. Всё, что я когда-

то говорил, готов всегда повторить. Поэтому я уважаю себя и меня уважают за это. А это, поверьте, дороже всяких гонораров.

       – Вы ходите в православный храм, а в синагоге бываете?

      – Не хожу я в синагогу. В 1977-м году отдал дань еврейскому народу, написав пьесу «Чёрная уздечка Белой кобылицы». Музыку к ней написал Юрий Шерлинг, а Илья Глазунов замечательно его оформил. Но что поделаешь, если душа просит православной молитвы? Поэтому я и пишу молитвы. Их просит моё сердце. Для меня важно, что я верю в светлое, чистое, Божественное.

       6 августа 2017 года в Ялте храме Покрова Пресвятой Богородицы (Нижняя Ореанда) известный поэт-песенник, народный артист России и Украины Илья Резник принял Таинство крещения. Крестил Илью Резника настоятель церкви протоиерей Николай Доненко. На следующий день, в день памяти праведной Анны, народный артист России причастился.

       – И давно вы пишете молитвы? Случайно, не после перестройки, когда стало модным ходить в церковь?

ИЛЬЯ РЕЗНИК: «ДУША ПРОСИТ ПРАВОСЛАВНОЙ МОЛИТВЫ»

Для Аллы Пугачевой Илья Резник написал 71 песню

     – При чём тут «модно» или «немодно»? Что тут может быть модного? Пришло время, и я стал писать их. Как это получилось, сам не знаю. Наверное, Бог руководит моей рукой, и я пишу. Каждое утро, просыпаясь, я говорю: «Боженька, дай мне что-нибудь». И он мне даёт каждый день или детское стихотворение, или молитву, или философские размышления.

      – Не пойму никак, как может светский поэт писать церковные молитвы?

  – Вам нужно их почитать. Молитва – это монолог человека. Я считаю, что человек должен молиться своими словами.

   – Пушкин определил смысл поэта «глаголом жечь сердца людей»…
– У меня нет какой-то задачи «жечь глаголом». Когда-то я написал для Аллы песню «Скупимся на любовь», их можно назвать моим девизом, или эпиграфом к моей жизни.

      – У вас ещё есть хорошие стихи, тоже ставшие песней у Пугачёвой – «Радуйся!»

– А вы говорите: «модно-немодно»! Эти стихи я написал ещё в 81-м году. Это же самая настоящая православная молитва!

     – А что это за история с вашей попыткой эмигрировать?

         – Никакой попытки не было. Мало ли что пишут сейчас. Это были гастроли моего театра со спектаклем «Распутин». Мы два года там были. Эти гастроли – самые страшные годы, просто ужасающие. Я доверился одному немцу-продюсеру, он обещал нам золотые горы, а потом бросил нас. Нужно было кормить труппу, и мне пришлось писать для наших эмигрантов. Так родилась песня «Кабриолет» для Любы Успенской. Это всё не от хорошей жизни. Свои авторские гонорары я отдавал девочкам из труппы, потому что им не на что было жить. Но это была хорошая школа.

      Так, наверное, можно было плюнуть и вернуться в Россию?

      – Куда? Это же были 1991-1992 годы. Здесь было ещё хуже. Но мысли остаться там совсем не было. Что мне там делать? Там много русских, я выступал с концертами, но всегда было чувство, что возвращаюсь на тридцать лет назад. Некоторые наши артисты говорят, что они выступали перед американской публикой. Ерунда. Все выступали перед эмигрантами. Никто ведь там не остался, потому что никому там не нужен.

ИЛЬЯ РЕЗНИК: «ДУША ПРОСИТ ПРАВОСЛАВНОЙ МОЛИТВЫ»

Владимир Путин вручил Илью Резнику Орден Дружбы. Илья Резник настолько был тронут полученной наградой, что не смог сдержать слёз

   – Вашу первую песню «Золушка» исполнила Людмила Сенчина. Вы, наверное, дружили с ней?

      Да, дружили. Любой певец, спевший хотя бы одну твою песню, как родственник.

    – Есть известные ахматовские строки про «сор, из которого растут стихи». У вас какой этот сор?

  – У каждого свой способ творчества. Всё зависит от архитектоники мышления. Одного рецепта для всех быть не может. Как-то я вместе с Андроном Кончаловским летел в Лос-Анджелес и мы весь полёт проговорили о поэзии. Его размышления мне показались близкими. Есть мозговая поэзия, это когда поэты энциклопедичны, умны, стихи их философичны, они могут разделить слово на части. Есть другая поэзия – лёгкая, возвышенная, поэзия импровизации. К примеру, есть Маяковский, а есть Иосиф Уткин или Северянин. Они все разные, и, слава Богу, что это так. У меня, кстати, есть строчки по этому поводу: «Теряет классиков страна. Литдряни в изобилии. Да, раньше были имена. Теперь – одни фамилии». Но я не ставлю перед собой никаких задач. Что приходит, то и пишу.

 — Почему так получилось, с вашей точки зрения, что сейчас на эстраде, нет никаких поэтов?

— Не знаю. Я, например, отстранился, потому что писать некому. Мне

неинтересно. У меня сейчас другая интересная миссия. В 1997 году на

меня спустились молитвы. Я их записывал, на манжетах, на газетах, на каких-то обрывках.

     — В стихотворном стиле пересказываете молитву?

— Нет, это — мои молитвы. Книжка молитв, которую благословил патриарх Алексий. У нас с ним состоялся разговор о переложении молитв и псалмов русской православной церкви на современный поэтический язык. Если мы посмотрим в историю, то они писались, начиная с Владимира Мономаха. И Иван Грозный писал молитвы. Потом же на «Отче наш…» писал Сумароков, Афанасий Фет, Пушкин, Блок, Анна Ахматова. У всех были молитвы. По мотивам молитв. Я — не первооткрыватель. Я читаю молитву на древнем церковном языке, понимаю немного. Читаю подстрочник. Потом читаю толкование. Потом — Жития святых. Это у меня откладывается и я пишу стихи, но соблюдая все правила.

   — У меня с собой есть стихотворение. Это по мотивам «Первого Послания к коринфянам» святого апостола Павла.

«О любви».

«Пускай говоришь ты на всех языках человечества,

И даже на ангельском голосе Эльфа летящего.

Но если любви нет, чувства доброго, вечного,

То ты — меди звон, звук кимвала звенящего.

Пускай знаешь тайны морей и хранишь дар пророчества

И даже имеешь в науке познанье глубокое,

Но если любви нет, то ты — ничего, круглый ноль, пустота одинокая.

Любовь долготерпит, благим милосердьем увенчана.

Не льстит и не лжет, а несёт с собой помыслы чистые.

И зла не желает, и в правде своей не изменчива,

И славно вершит Богом данный путь праведной истины.

Есть в мире три вечных огня, три судьбы, три дыхания.

Надежда земная и Вера святая и ясная.

И та, у которой Любви есть великое звание. Она всех превыше.

Любовь бесконечно прекрасная. Любовь, что — живая вода,

Её хоть в золу окропи и даже зола запылает, как жар и вселенский костер. Любовь — это суть бытия. В темницу её заточи, и мир в тот же миг потускнеет,

А, может, и вовсе умрёт. Любовь, что — душа, а душа у каждого есть на земле,

Поэтому каждый достоин Великого права любить».ИЛЬЯ РЕЗНИК: «ДУША ПРОСИТ ПРАВОСЛАВНОЙ МОЛИТВЫ»

Источники:

1) http://dailytalking.ru/interview/reznik-ilya-rahmielevich/187/,

2) http://ugyalta.com/news/poet_ilya_reznik_na_80-om_godu_zhizni_proshel_obryad_kr_1/                  

3) ТВЦ «Мой герой» И.Резник // http://www.tvc.ru/channel/brand/id/2324/show/episodes/episode_id/52776/?page=1&fb_action_ids=10153367133197065&fb_action_types=video.saves&fb_source=timeline_og&action_object_map=%7B

Читайте также
Известные люди

Чего боится Дарья Донцова? Глубокие и откровенные слова известного писателя

Золотой запасИзвестные людиЭто интересно

Судьба декабриста

Золотой запасИзвестные людиЭто интересно

Как и при каких обстоятельствах Владимир Путин в первый раз встал перед иконами на колени? Теракт на Дубровке

Известные люди

Дмитрий Певцов: «После исповеди и причастия я вдруг смог сделать вдох»