Известные люди

Владимир Федосеев:«Чем больше нас санкциями унижают, тем больше мы возрастаем»

Он уже собирался отправиться пасти овец и коров, но его пригласили возглавить главный оркестр в столице Австрии. И в честь него назвали астероид.

Имя Владимира Федосеева стоит в ряду выдающихся дирижёров современности.

Владимир Иванович Федосеев — Народный артист СССР, Лауреат Государственной премии СССР, лауреат Государственной премии РСФСР имени М. И. Глинки, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», художественный руководитель и главный дирижер Большого симфонического оркестра имени П. И. Чайковского (который прежде назывался Большой симфонический оркестр Всесоюзного радио и Центрального телевидения). В разные периоды маэстро Федосеев вёл активную концертную деятельность, выступал с ведущими оркестрами мира: Франции, Германии, Японии, Австрии, Финляндии и др., некоторые из которых он возглавлял, как главный приглашенный дирижёр.

По представлению Г. В. Свиридова в честь В. И. Федосеева назван астероид (7741) Fedoseev, открытый астрономом Людмилой Карачкиной в Крымской астрофизической обсерватории 1 сентября 1983 года.

— Когда страна праздновала 70-летие Победы в Великой Отечественной войне, на площади у Храма Христа Спасителя звучала великая музыка Петра Ильича Чайковского. Исполнял ее Большой симфонический оркестр им. П.И. Чайковского. Владимир Иванович, какие чувства вы испытали, когда у стен возрожденного храма над Москвой-рекой зазвучала музыка великого нашего русского композитора, да еще под звон колоколов Храма Христа Спасителя?

Подлинные! Я бы назвал такого рода концерты «Память сердца». Человек должен обладать памятью, знать, что было до него. Этим он отличается от животных или от бабочек, которые не помнят, что были сначала гусеницами, а потом только стали бабочками. Люди должны помнить. Конечно, присутствие на концерте нашего пастыря, Патриарха Московского и всея Руси – это для нас особый случай. И его слова после концерта, когда он говорил о значении культуры, о том, что без культуры вообще невозможно жить, что культура – это главное в государстве. Даже экономически мы не всегда можем быть в полном довольстве, а культура держит. Так она держала нас во время войны. «Жизнь коротка, а искусство вечно»… И чем дальше время летит, тем больше искусство отражает это все и держит наш народ в величии, в желании постичь невозможное, оторвать нас от земли. Конечно, наш Патриарх (я не представляю, как жил бы без него, он меня как бы ограждает от всего и придает мне сил) – человек, который понимает все проблемы нашего народа. Россия всегда была православная, но сейчас вера в добро, в любовь, вера в человека, вера в ближнего все возрастает и возрастает, строятся и строятся православные храмы. Несмотря на вражеские глупые затеи по поводу всяких санкций. Чем больше нас унижают, тем больше мы возрастаем. Сейчас прекрасное время!

Президент В. Путин вручает В. Федосееву орден «За заслуги перед Отечеством» I степени. 2019 г. Фото: http://kremlin.ru/events/president/news/60572/photos

— А вы сами как стяжали дар веры? Вы принадлежите к поколению, которое родилось и росло в страшные атеистические времена.

Моя мама была очень религиозной, папа – нет. Мы с мамой были очень близки, и я чувствовал, когда она украдкой ходила в церковь петь на клиросе. Я все взял от неё, чувствовал, что я принадлежу Православию – ребенком, может быть, не совсем осознавал это, но чувствовал, что вера мне помогает в борьбе с немцами. Когда я слушал радио – тарелка у нас висела в квартире – оттуда лилась музыка прекрасная, слова великих наших поэтов, я впитывал это и помню до сих пор. Я давно уже верующий человек. Не имел возможности креститься раньше, ситуация не позволяла, но в более взрослом возрасте меня привело в Церковь, я крестился. Когда был ребенком, все ждал этого момента, когда это случится. Это случилось. Я служу искусству, возглавляю оркестр, который является моей семьей, я объехал полсвета и играл с тысячами оркестров, но такого оркестра, который я возглавляю 40 лет, родного не было. Моя работа — это прежде всего служение тому, к чему ты предназначен Господом Богом. С радостью, с великой радостью служение. Я оживаю в эти моменты, потому что связан с великой музыкой.

— Большой симфонический оркестр – участник российской истории, ему уже 85 лет в этом году, и это единственный оркестр, который не покинул Москву во время Великой Отечественной войны. Именно в его исполнении шла музыка на фронт, транслировалась по радио, а вы это слушали через репродуктор, когда еще были маленьким мальчиком и не знали, что будете руководителем этого оркестра…

– Не знал и даже не мечтал. У меня же в семье не было музыкантов.

— Ваша мама была общественницей, а кто был папа?

– А папа был инженер на военном заводе.

— Трудно было прорваться мальчику из такой вот средней советской семьи, не имеющей отношения к музыке?

– Очень трудно, никаких протекций не было, ничего. Бог помог.

Сейчас вы – музыкант с мировым именем, руководите оркестром, очень известным в музыкальном мире. Действительно, это был сложный путь.

Кроме Боженьки, кто еще помогал? Ведь всегда встречаются люди…

Таких людей было мало, но это были очень мощные люди. Это Мравинский, который мне вручил свою дирижерскую палочку и пригласил на концерт в Санкт-Петербург, когда я был еще совсем юным. Свиридов, который — не просто композитор, а философ, гений. Беседы с ним – это для меня целый университет. Еще скажу странную вещь: мне помог Запад встать в России, вот та подобострастность, бывшая у нас перед Западом: если Запад оценит, значит, ты хороший, а если тебя Запад не замечает, значит, ты плохой. «Нет пророка в своем Отечестве»… Когда меня пригласили быть руководителем Венского оркестра, все были, конечно, очень озабочены. Вот такой был опыт – не очень простой, я не прыгнул сразу. Я потерял время, все-таки блокада задержала учение на 10 лет, я все делал позже. Я был в Ленинграде, потом, после блокады, – город Муром, я занимался на народном инструменте, непрофессионально. Опять в Ленинград приехал в музыкальное училище, потом Москва, аспирантура, постепенно с помощью Господа все получилось. — Вы можете вспомнить свое впечатление, маленького ребенка, от блокадного Ленинграда?

Самое страшное – когда я видел на улице санки, а на санках лежат тела. На всю жизнь запомнил. Я боялся выходить на улицу, меня мама не пускала, очень было опасно. И, конечно, воздушные тревоги – первым делом мы закрывали, зашторивали окна.

Владимир Федосеев — с Патриархом Кириллом. Фото: https://mospat.ru/ru/2015/05/10/news118901/

Как вы проводите свободное время?

– Свободного времени нет совсем, но летом меня тянет в лес: рыбалка, грибы, ягоды. Это меня успокаивает. Валдай – мой любимый край: озера, замечательная церковь, монастырь. Это для меня — единственный отдых.

В жизни вам приходилось скрывать, что вы веруете в Бога, чтобы, в том числе, и делать карьеру?

Конечно, мы были коммунистами, моя должность не позволяла быть беспартийным. Я сфальшивил здесь, руководители обязаны были быть в партии. И я в том числе, чтобы руководить на радио артистами. Но никогда не скрывал, что я православный человек, и ходил в церковь. Мне попадало от ЦК партии иногда, но я продолжал делать свое дело, жить с верой. — А попадало от кого?

От ЦК партии.

— Именно потому что вы ходите в церковь и носите крест?

– Следили же, следили. Просто вызывали на разговор.

— Что вы отвечали, когда дело касалось вопросов совести?

Я работаю. А это мое собственное желание, с детства я верую и не могу отречься от этого. Но меня, собственно, мало кто спрашивал.    — Вы не боялись потерять работу после таких разговоров?

Нет, не боялся – я видел в своей работе успехи и возглавлял народный оркестр на радио 15 лет, потом предложили возглавить Большой симфонический оркестр. Для меня был просто страх неимоверный, но нашлись люди, даже не музыканты, которые доверили мне, поскольку я закончил аспирантуру и уже дирижировал. Не все были довольны этим. — Вы однажды сказали, что вы русский человек и веруете в Иисуса Христа. В каком возрасте это можно было сказать?

Я не помню, когда это сказал. Может быть, я сказал – не русский, а православный человек. Православными могут быть не только русские.

— Вы любите паломничать по православным местам?

– Люблю, но у меня для этого нет времени. Конечно, стараюсь быть и в Софии, и в Новгороде, и на Валдае, где у нас маленький домик. Но как паломник… Я мечтаю побывать на Афоне. Мои друзья бывали, рассказывали. Наш батюшка отец Аркадий (теперь он – епископ Пантелеимон) тоже бывал, он мне рассказывал. Приглашает меня, я это осуществлю обязательно.

— Вы сказали «мой батюшка». У вас есть духовный отец?

– Есть да, это Владыка Пантелеимон. Он возглавляет храм Царевича Димитрия на Ленинском проспекте в Москве. Очень давно уже он — мой духовный отец. Я очень близок к Владыке Илариону (Алфееву), который создал произведение «Страсти по Матфею». Он еще и композитор.

— В России снимается «Поп», пишется музыка «Страсти по Матфею», то есть мы ищем религиозную опору в культуре…

Концерт, посвященный 175-летию со дня рождения П.И. Чайковского и 70-летию Победы в Великой Отечественной войне Фото: https://mospat.ru/ru/2015/05/10/news118901/

– Правильно, она из наших сил, эта религиозная опора. Поэтому нас и не любят в мире – или боятся, скорее всего, но и уважают. Православие… Оно мешает всем, понимаете? Всем мешает, поэтому на нас ополчились… П. И. Чайковский – особый случай. В мире нет ни одного оперного театра без оперы Чайковского. Вообще, наша культура всегда была на самой высокой высоте… Сейчас, конечно, многие уехали, школы некоторые потерялись. У нас было очень сильное фортепиано и школы с великими пианистами, и скрипичная с Коганом и Ойстрахом. Это все немножко исчезает, и где-то в следующем поколении, может, через поколение, я вижу возрождение этой культуры, высокой школы. Особенно провинция сейчас очень одухотворена. Как ни странно, в провинции происходит вновь какое-то культурное образование, я это чувствую.

— Наверное, роль музыки бесценна в воспитании в русском человеке русского человека. То есть не Ивана, не помнящего родства, а человека, который принадлежит к конкретному народу с большой историей.

Вся наша русская музыка – православная, религиозная. Внутри неё – образ веры, религиозности и терпения во всем, в любом сочинении Чайковского. Мусоргский – это исторический композитор, былинный такой, там тоже все это есть. Мы завязаны на Православии, вся наша культура стоит на нём. — Вас приглашают престижные залы Запада – почему мы вас здесь мало видим? На экранах телевизоров уже так широко не звучит классическая музыка, как раньше.

Владимир Федосеев — с супругой музыковедом Ольгой Доброхотовой Фото: https://novostivl.ru/post/626661

Это не мы виноваты, а виновато телевидение. 1-й канал вообще отсутствует в пропаганде культуры. 5-й канал и православные каналы дают музыку и народную, и классическую. Это наша беда, ведь любой канал – это учитель, а мы ученики, и что нам преподают, то мы и обеспечим. Иногда невозможно смотреть ни один канал, потому что там идёт какая-то пошлость.    — Семья – это малая Церковь, у Вас она состоялась, Вы прожили в одном браке всю жизнь. Какие качества должны быть у мужчины, чтобы быть достойным мужем?

Он должен быть сильным, уверенным, ответственным за семью и, конечно, любить всех своих детей… Семья – это малая Церковь. Сейчас это пытаются разрушить. Сейчас уже никто не говорит о замужестве … Гелфренд, бойфренд, Гражданский брак, свободная любовь… Не может быть никакой свободной любви, потому что семья – это Божеское. Чем больше семья, тем лучше. Если бы я не нашёл в жизни мою жену, моя биография вся поломалась бы, я бы не выжил в противостоянии с миром, с людьми, которые меня не хотели видеть*

(* — супруга Владимира Ивановича Федосеева Ольга Доброхотова, известный музыковед, заместитель художественного руководителя Большого симфонического оркестра им. П.И.Чайковского, отошла ко Господу 19 июня 2022 года. Сороковой день её кончины совпал с именинами В. И. Федосеева (с днём памяти св. вел. князя Владимира, крестителя Руси – прим. ред.).

— Вы давали благотворительный концерт на вечере, посвященном Великой княгине Елисавете Феодоровне, средства от которого пошли на Службу помощи «Милосердие». Что для Вас значит эта личность?

– Само слово «милосердие» – «милое сердце». Я был когда-то в КиевоПечерской лавре, в хорошие времена, – спустился под землю, и там висит перечень 40 смертельных грехов… Я читаю. Вы думаете, самый большой грех какой? Я думал, убийство. Нет. Первым номером идет немилосердие. Если ты немилосерден, значит, ты готов и убить, и всё-всё. Поэтому Великая княгиня – пример милосердия, это для меня самое-самое прекрасное. Это меня подвигло. И потом, эта её биография… Это ужас, это наш грех, большой грех. Мы еще не отмылись. Надо очищаться Православием и укрепляться духом и верой.

Источник: http://orthodox-newspaper.ru/numbers/at55353

P.S. Из интервью Владимира Федосеева одному из музыкальных изданий: — В одном из интервью вы как-то сказали, что родились три раза. Как так? — Сейчас уже можно говорить четыре. Первый раз – как все. Второе рождение – это пережить блокаду. Видел смерть каждый день. А когда нашу семью вывезли по Дороге жизни и погрузили на поезд, то у первой же станции состав разбомбили. И нас – маму, сестру, папу и меня – разбросало взрывной волной в разные стороны. Пожар, горит гора вещей, выброшенных из поезда… А наверху, вижу, целехоньким стоит мой баян. Это было третье рождение. Ну, а четвертое – Вена. После окончания аспирантуры я был на грани, хотел уехать из Москвы навсегда. Думал, отправлюсь пасти овец или коров. С детства была любовь к пастушескому ремеслу. А потом случилось то, что случилось: после гастролей в Вене меня пригласили возглавить

Венский симфонический оркестр. Источник: https://www.classicalmusicnews.ru/interview/vladimir-fedoseev-2018/

Читайте также
Известные люди

Стас Михайлов

Известные люди

Александр Малинин: «К этому я шёл постепенно…»

Известные люди

Голливудский актёр Кэри-Хироюки Тагава: «Глубины, которую я нашёл в православной вере, нет больше нигде»

Известные люди

Лукашенко назвал засуху в Европе Божьей карой