Священники

Десантный батюшка

6 ноября 2022 года в зоне СВО на Украине, при исполнении пастырских обязанностей, погиб протоирей Михаил Васильев.

Президент РФ В.Путин подписал указ о присвоении звания героя России протоиерю Михаилу Васильеву (посмертно) «за мужество и героизм, проявленные при исполнении гражданского долга»

Публикуем архивную статью об отце Михаиле Васильеве

Начало жизненного пути настоятеля храма великомученицы Варвары при штабе Ракетных войск стратегического назначения протоиерея Михаила Васильева не предвещало того, что он станет военным священником, побывает во многих горячих точках – Чечне, Косово, Сирии и других – и минимум десять раз окажется в смертельной опасности с вероятностью погибнуть в 99.9%. В юности он учился на кафедре научного атеизма философского факультета МГУ. Да и потом, придя к вере, не стремился к принятию священного сана, не считая себя достойным этого.

Наверное, сама судьба предопределяла его военную стезю. Родился в офицерской семье, рос в отдаленных северных гарнизонах. Как сам шутит, с детства приобщился к прозе быта захолустных военных городков и на практике постиг основы тамошнего «офицерского троеборья»: вода, дрова, помои. На финише школьной учебы Михаила отец завел разговор о перспективах военного училища. Но, видимо, уже тогда в его характере складывался несколько противоречивый вектор движения по жизни — «вопреки», а не «благодаря». Вопреки устойчивому мнению, что в МГУ можно поступить только с «мохнатой руки» или за большие деньги, он стал студентом философского факультета просто по вступительным баллам. Закончив университет по кафедре научного атеизма, вопреки общей тенденции выпускников той поры бросаться в бизнес, он пошел в аспирантуру, потом преподавал в университете.

В Церковь Михаил пришёл уже взрослым. Путь к вере для молодого человека, некрещёного и не имеющего ни одного верующего друга, был непростым.

— Я крестился в девятнадцать лет, — вспоминал отец Михаил, — это 2-й курс. Уже осознанный возраст. Полтора года в университете показали мне, что жив Господь. То есть я ничего другого ещё толком не знал, но я узнал совершенно точно, что только во Христе — истина. А дальше все было очень просто.

Мы сами — со Ржева, и корни все — под Ржевом. У меня бабушка Агриппина Николаевна (Царствие ей Небесное) прошла фашистский концлагерь: она девушкой участвовала в убийстве полицая, который выдал эсэсовцам семью красноармейца, жену которого и деток расстреляли у амбара за то, что муж — в Красной армии. Бабушка моя рассказывала: «Мы собрались с подростками, с девчонками, и полицая порешили за это. Опять приехали эсэсовцы – нас в концлагерь». Два с половиной года она была в лагере, они пилили вручную деревья, а потом распиливали стволы на доски для полевых укреплений в прифронтовой полосе. Фронт отступал – они отступали. Кто норму не выполнял, тех сразу убивали на месте.

За два с половиной года в концлагере (а Агриппина Николаевна с детства была верующей) вера у неё так укрепилась, что до конца дней бабушка моя оставалась воцерковленным человеком. Когда я приезжал с кафедры научного атеизма, она меня по головке гладила, кормила котлетами и говорила: «Ничего внучек, поумнеешь – разберёшься». Так вот, она рассказывала мне, что после войны в их деревне от рода этого полицая ни одного человека не осталось. «Ты, внучек, с Богом-то не борись, поумнеешь – разберешься», – говорила она.

Бабушка моя умерла на Благовещение в 1998 году, я уже был диаконом. За три недели до моего рукоположения в иерейский сан она знала, что я буду священником в армии, и очень радовалась. Для меня это, конечно, плод её молитв. Она и крестной мамой мне была, когда я крестился. Настоящая русская бабушка – это, конечно, очень многое значит. Она была единственной верующей из моих родственников, да и вообще знакомых. Но она практически всех привела в Церковь. При том, что она, конечно, не владела такими богословскими понятиями, как «омоусиос» и «омиусиос» (единосущие и подобосущие – прим.).

Десантный батюшка

о. Михаил окропляет святой водой военнослужащих

Михаилу Васильеву помогал духовник — протоиерей Димитрий Смирнов. Однажды он спросил Михаила: «Ты из семьи военного?» И, услышав ответ, сделал неожиданный вывод: «Значит, быть тебе батюшкой в военном гарнизоне». Весной 1998 года философа рукоположили в сан диакона, а затем иерея. Служить направили в подмосковную Власиху — в храм Преподобного Илии Муромца и великомученицы Варвары при штабе Ракетных войск стратегического назначения.

— Сегодня мы рукоположили молодого священника, у которого не будет приходских обязанностей, — он будет работать со всей армией, — эти слова, произнесенные в 1998 году Святейшим Патриархом Алексием II на ступенях храма Великомученицы Варвары при штабе Ракетных войск стратегического назначения во Власихе, стали благословением для отца Михаила. А азимут в служении задали слова еще одного достойного человека — первого и пока единственного маршала Российской Федерации Игоря Сергеева, сказанные на том же месте и в тот же день:

Десантный батюшка

Журналист Роман Голованов в своём Telegram-канале поделился историей, которую, в свою очередь, ранее рассказывал сам отец Михаил. Дело было во время Чеченской войны, и он шёл с нашими бойцами. Группе предстояло пройти через минное поле. «Отец, ты иди впереди, молись, а мы пойдём за тобой», — сказали ему солдатики. Отец Михаил пошёл первый. Молился. Все прошли. Никто не подорвался. Фото: протоиерей Михаил Васильев

— Если Церковь и армия не спасут Россию, не будет ни Церкви, ни армии, ни России.

По своей натуре отец Михаил — человек действия. Просто невозможно представить его каким-нибудь кабинетным работником Патриархии. Мне довелось наблюдать вездесущность «Батька», как называют его между собой десантники, во время дивизионных учений на горном полигоне. Под грохот авиационной огневой подготовки он проводил литургию в полевом походном храме. Через полчаса батюшка благословлял на учебный бой роту, которой предстояло действовать на главном направлении удара. В тот день его можно было видеть и на огневых позициях артиллеристов, и беседующим с молодым солдатиком саперной роты. Именно эта энергия действия, наверное, послужила и поводом для того, чтобы он был назначен руководителем сектора Воздушно-десантных войск Синодального Отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами. А через год отца Михаила отправили в первую военную командировку — в Чечню.

Отец Михаил считает, что военный священник должен быть рядом с солдатом в самые сложные моменты службы.

—   Как сказал апостол Павел, нужно для всех быть всем, чтобы обратить хотя бы некоторых, — рассуждает отец Михаил. — Конечно, чтобы органично войти в воинский коллектив, нужно разделять все тяготы и лишения, которые приходится терпеть солдатам. А главный принцип для военного священника тот же, что и для хорошего командира — не «делай, как я сказал», а «делай, как я».

Наверное, именно этот личный принцип кидал его по всем горячим точкам, где воевали десантники. С Владимирской иконой Божией Матери «Батёк» встречал в Салониках корабли с десантом, а затем на бэтээре вместе с нашими миротворцами рассекал ночь во время знаменитого марш-броска в Косово. Самого его в выгоревшем камуфляже только и можно было отличить от десантника, что по рыжеватой бороде да по черному клобуку на голове.

В боевых условиях священник меняет рясу на камуфляж, только без погон, и в петлицах — не род войск, а православный крест. Оружия батюшке не полагается. Главное — быть рядом с солдатами, там, где труднее всего. Однажды в горах Чечни он с группой разведчиков попал в засаду. Наши бойцы отбили атаку, но одного тяжело ранило. Ждали вертолёт, была непогода. Парень истекал кровью на руках у батюшки.

Десантный батюшка

Отец Михаил — в военной форме и священнической скуфье (головном уборе).

Проходил час за часом. Всю ночь отец Михаил молился, чтобы прилетела помощь и чтобы солдат вопреки всему выжил. Десантники смотрели и не верили своим глазам: казалось, их товарищ уже не дышал, и вдруг оживал… Ранним утром в небе застрекотала вертушка. К вечеру батюшка узнал: раненого удалось спасти. Опытные полевые хирурги говорили, что это исключительный случай, на грани чуда.

С парашютом отец Михаил прыгал много раз, в основном на учениях. Однажды у одного из солдат не раскрылся основной парашют, и он приземлился на запасном. Увидев это, очередная смена молодых солдат, отказалась идти за борт самолета. И тут батюшка встал, перекрестил солдат, потом сам перекрестился. По сигналу «Пошёл!» вслед за командиром первым шагнул в небо. Солдаты пошли следом, никто из них не догадался, что «Батёк» был тоже «перворазником».

А в 2007-м под Вязьмой едва не случилась трагедия. Его парашют попал в зону турбулентности, купол закрутило, он стал падать с 600-метровой высоты.

— Страха не было, — рассказывает отец Михаил. — У меня оставалось несколько секунд. Я, как учили, раскручивал почти погасший купол, молился. И когда парашют раскрылся на треть, понял, что выживу. Его спасло присутствие духа: в последний момент сгруппировался, спружинил на ноги, но всё равно услышал хруст в позвоночнике. Диагноз: компрессионный перелом позвонка. Но это выяснилось позже. А тогда пришлось быстро уходить с поля: вслед за солдатами сюда сбрасывали бронированные машины…

«Я посчитал, 10 раз я должен был погибнуть с вероятностью 99,9 %, но остался живым» — так вспоминает отец Михаил о своем служении капелланом в армии. «Идёт обстрел. Мне говорят: надо ползти. Я говорю: это бессмысленно, давай пойдём. Командир батальона так прямо и спросил: «Ты что, дурак?» Я ответил: «У меня будет ряса развеваться, а ты иди рядом. И перестали стрелять, просто потому, что рядом идёт священник».

Особая дружба связывала отца Михаила с десантниками, которых бросали в самое пекло. Он чувствовал, как нужна им его поддержка.Молва о «десантном» батюшке разнеслась по многим частям  ВДВ.

Каждый десантник знает этого высокого «мужика с крестом и бородой» не только как главногокапеллана «голубых беретов», но и человека с огромным боевым опытом — вторая Чечня, Косово, Босния, Абхазия, свыше сотни прыжков с парашютом, спасение раненых. Хотя сам священник оружие в руках не держал — это запрещено канонами Церкви.

Десантный батюшка

Всего за месяц до гибели в программе «Парсуна» на телеканале «Спас», протоиерей, Михаил Васильев рассказал о том, как совсем недавно побывал буквально в шаге от смерти: тогда и его, и ещё двух солдатиков (парня-бурята и старообрядца) накрыло РСЗО. «Когда нас накрыло РСЗО, я исповедовался парню-буряту, а он что-то говорил мне, а другой был старообрядец. И вот два солдата, земля ходила ходуном, совсем буквально, к нам летели палки, комья земли, а мы друг к другу прижались втроем, и я первый начал исповедовать свои грехи, а они подхватили, потому что мы решили — всё, это смерть! Потому что это как «Катюша», только больше и страшнее. И ты не понимаешь, когда наступит смерть, но ты понимаешь, что она совсем близко. Мы втроем обнялись и прощались с жизнью, и исповедовались. Исповедоваться в этот момент очень легко, главное, чтобы было кому. Вот этот парень из Бурятии, конечно, не крещеный, но в тот момент это был единственный человек, и еще старообрядец. И мы втроем друг другу исповедались, было очень страшно!» Фото https://news.ru/society/kamyshovye-popy-korchevnikov-rasskazal-ob-ubitom-svyashennike-vasileve/

Лет 10 назад в разговоре с офицерами спецназа отец Михаил узнал, что в Сокольниках есть заброшенный храм. Тогда его здание занимала фельдъегерская служба:

здесь был засекреченный узел военной связи. Священника туда не пустили. Тогда отец Михаил придумал «военную хитрость»:

— Чтобы понять, в каком состоянии находится внутренняя часть храма, мои друзья-десантники снарядили разведчика с видеокамерой под бушлатом. Он прошёл в здание и снял на видео общий интерьер.

Опасения подтвердились: к тому времени в храме не осталось даже следа былого благолепия. На месте Святого Престола в алтаре стояла чугунная топка, в одном из приделов устроили курилку, на каждом шагу перегородки, отставшая штукатурка…

Отец Михаил задумал вернуть бывший храм Церкви. Далеко не все тогда в Минобороны были за возведение храмов в военных частях, несмотря на многочисленные просьбы командиров и ветеранов. В 2010 году, например, чудом отстояли храм Илии Пророка на территории Рязанского высшего командного училища ВДВ: тогдашний министр обороны Анатолий Сердюков лично приехал и потребовал снести деревянную церквушку, построенную на «боевые» выплаты десантников.

К счастью, Благовещенский храм эта участь миновала. Отца Михаила благословили. К возрождению храма подключились многие высокие церковные и военные чины. Окончательное решение приняли при новом командующем ВДВ генерале Владимире Шаманове: в июне 2009-го аварийное здание отдали верующим. «В основном деньги давали мои университетские друзья и известные компании. И министр обороны Сергей Шойгу выделил около двадцати миллионов рублей. Он здесь был несколько раз, даже подарил храму икону», — говорит батюшка.

— Поднимали храм всем миром. Сначала наши ребята-десантники ломами крушили ненужные пристройки и перегородки. Перед реставрацией вывезли отсюда 150 самосвалов с мусором, — вспоминает отец Михаил. А потом поставили новую колокольню и центральный купол, украсили фасад мозаичными иконами. Святейший Патриарх Кирилл совершил здесь чин великого освящения. Сегодня это собор Воздушно-десантных войск России.

Основные прихожане храма — десантники. Почти у всех ордена, многие бывали в горячих точках. Все помогают храму как могут. Эта церковь служит десантникам отдушиной в их нелегком деле…

Источники: 1) https://pravoslavie.ru/76872.html, 2) https://zvezdaweekly.ru/news/2018104129-gjPYa.html ,  3) https://prichod.ru/the-word-of-the-pastor/39338/ , 4) https://tsargrad.tv/news/chudo-spasenija-desantnogo-batjushki-i-russkih-voinov-molilsja-vse-proshli_659222

Отпевали батюшку в Москве в храме Христа Спасителя. возглавил отпевание святейший патриарх Кирилл.

Десантный батюшка

Патриарх Кирилл произносит слова соболезнования вдове, шестерым детям и маме убиенного протоирея Михаила Васильева. Фото: http://www.bogoyavlenskoe.ru/news_details/news_details8406

Кроме духовенства, родственников о упокоении души убиенного о. Михаила Васильева в храме молились командующий ВДВ, его заместители, генералы, офицеры, ветераны ВДВ, слушатели Академия Вооруженных сил им. М.В. Фрунзе и академии Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации.

Перед началом чина отпевания Предстоятель Русской Православной Церкви произнес слово, посвященное памяти почившего священнослужителя:

«Мы провожаем в последний земной путь отца Михаила — священника, который как бы разделил свое сердце на две части, и одну полностью посвятил Церкви и был верен ей даже до смерти, а вторую часть отдал Вооруженным силам и был верен своей любви к Вооруженным силам также до смерти…»

Источник: http://www.patriarchia.ru/db/text/5975127.html

Читайте также
Священники

Война и мир «Чукчи-снайпера», майора спецназа ВДВ